Проектирование и строительство домов, коттеджей; дизайн проект и отделка интерьера дома, коттеджа, квартиры

тел.+7 343 216 82 48
+7 922 612 79 02
  • Выставочный центр
  • Храм Серафима Саровского
  • Спортзал Виктория
  • Гостиная-столовая
  • Гостинная
  • Прихожая
  • Офисное пространство
  • Комната переговоров
  • Ресепшн
  • Роспись ресторана Сливки
  • Роспись стены в квартире
  • Ресторан Медвежья падь
  • Выставочный центр
  • Храм Серафима Саровского
  • Спортзал Виктория
  • Гостиная-столовая
  • Гостинная
  • Прихожая
  • Офисное пространство
  • Комната переговоров
  • Ресепшн
  • Роспись ресторана Сливки
  • Роспись стены в квартире
  • Ресторан Медвежья падь

ОТ АВТОРА

Когда слышишь слово «Родина» - всегда вспоминаешь место, где родился, где вырос. Почему-то это место называют «малой Родиной». Нет, я не согласен, - это блаженная, самая красивая и неповторимая Родина-Мать. Единственная. Моею большой и любимой Родиной, где я провёл детство и юность, является деревня Трошна Калужской области. Всего-то 300 км южнее Москвы. Но это была глухомань. Радиотрансляционная сеть появилась здесь в 1958 году, чуть позднее – электричество. Так что о радио мы знали только из книг. Мы первыми в истории деревни получили среднее образование – я и два моих друга – Шутиков Вова и Вашев Толя. Дружим мы и сейчас. Мы, 43 человека, являемся первыми выпускниками (1956г.) Киреевской средней школы, что в 12-ти километрах от д. Трошны. Её, двухэтажную кирпичную, самую красивую, строили сами, - ученики, учителя и одержимые крестьяне. Это был мой третий урок по архитектуре. На территории школы мы посадили большой сад, который многие годы до сих пор «кормит бесплатными обедами» тех, кто пришёл учиться после нас.

Деревни нашей теперь нет. А когда-то было более сотни домов, два колхоза, два клуба в разных концах, - для конкуренции, обширные луга, поля, леса. В каждом доме было не менее двух детей-школьников. В большей же части – 3-4, было и по 6-7 детей, а Артёмкин Макар имел – 13. Половину деревни разорили фашисты, а вторую половину - загубила наша советская власть под руководством КПСС. Стало быть, теперь у нас нет Родины. Разорение, гибель российских деревень подаётся схоластически, без душевной боли, как нейзбежность. Нет, господа из власти и СМИ, - это есть постепенная утрата Родины в душах людей, это предопределяет растление. Без прищура глаз стал видимым махровый букет зла: дедовщина и бандитизм, лоббизм и коррупция, обман и жульничество, наркомания и проституция. Провозгласили строить бесклассовое общество. Но другие страны оказались ближе к этому, - расселением. Наша трагедия в том, что у властей законодательно нет никакой ответственности перед народом. Так сформулировала свою позицию легендарный председатель колхоза наша Тимонина Мария Васильевна, - со слезами на глазах. Ей сейчас за 90.

Мы, трое, продолжаем бывать на месте нашей деревни. А место это купила госпожа Батурина, жена мэра Москвы Лужкова Ю.М. И было бы замечательно, если бы купила с целью возрождения. Но нет, купила в качестве охотничьих угодий, для азартных развлечений. Известие это ввело нас в оцепенение, сначала мы долго молчали, а потом почувствовали боль и горечь…, за предков, за тех, кто жил и трудился веками на этой, в радужном сиянии земле.

В деревне была начальная школа – четырёхлетняя. Размещалась она в огромном деревянном красивом барском доме. Этот дом в войну сильно пострадал. Но после ухода немцев быстро был восстановлен земляками, освобождёнными от военных действий инвалидами войны. Им никто за это не платил. Да и никто не мог платить-то. Если бы не они, дом никогда не был бы восстановлен. Год, пока его восстанавливали, мы учились… в бане. Мне очень нравился барский дом. Для меня это был сказочный дворец. Нравились и некоторые деревенские избы. Все они были разные, и в тоже время чем-то похожие. Избу я умел рисовать ещё в дошкольном возрасте, по-детски, примитивно, но это мне нравилось. Всё это составляло мой первый урок по архитектуре. Хотя слово «архитектура» я тогда ещё не знал.

Отца я смутно помню. Я его видел в 1943 году, когда он, возвращаясь из госпиталя на фронт, навестил нас, перед Курской битвой. А вскоре он был убит и похоронен 16.11.1943г. в д. Безуево, у г. Речица, Гомельской области.

Около нашей избы в 1941 году взорвалась бомба. Дом сильно пострадал. Дыры замазали глиной с соломой….

Шёл 1952 год, я заканчивал седьмой класс. До семилетней школы в соседней деревне было 4 км. Ходили пешком, и никто и никогда не считал что это далеко. В доме проживание становилось невозможным, в вёдрах зимой замерзала вода. И я решился, - в апреле ушёл на заработки – пас скот в д. Рузино и Брёхово, Крюковского района, вблизи Москвы. Впервые побывал в Москве и в мавзолее Ленина. В октябре за сезон получил 1300 рублей. Купил себе верхнюю одежду и в нашей же деревне - кирпичный остов избы 7х8м в плане. Колхоз «на корню» дал лес. Втроём, брат в возрасте девяти лет и двоюродный брат одиннадцати лет, за летний сезон 1953 года построили: сени 4х7м, помещения для скота 5х6,5м с двухскатной крышей и чердачную крышу дома 7х12, пол и потолок (чердачное перекрытие) избы, 5 окон и 5 дверей. Для кровли вручную драли щепу, - триста тысяч штук. Делал я свой дом, подражая тем деталям, которые нравились в других постройках. Вот это и был мой второй очень трудный урок архитектуры. Но и здесь я по-прежнему не знал о том, что занимаюсь архитектурой.

После окончания средней школы, у меня не было проблемы, как жить дальше. В 1956 году я поступил в Калужский коммунально-строительный техникум на специальность «Промышленное и гражданское строительство». Закончил его в 1959 г. и был направлен работать в Свердловск. В техникуме встретились мне чудеснейшие люди, как и во всех школах, где я учился, - педагоги. Мне очень хочется обо всех рассказать. Но пока, для начала, о четырёх. Не такое это уж и плохое качество - ценить в людях доброе, вечное, - благородство и неповторимость.

Цалкин Александр Львович читал курс высшей математики. Математика воспринималась из его уст как песня завораживающая звуками гармонии. Его хотелось слушать ни сколько не хуже пения Зыкиной. Звонок об окончании занятий всегда воспринимался преждевременным, а уроки, казались слишком короткими. Не знаю как другим, но мне уже не требовалось что-либо читать для удержания знаний в памяти. Казалось, что математика – это поэзия цифр и логических формул, всякий раз имеющих свою ритмику. Математика – это всеобщее знание, она способна объяснить всё. И мы знали её. Без труда. Так казалось. А может, так и было.

Козырицкий Лев Иосифович читал сопромат и теормех. Читал строго, чётко, скупо, точно. Он формулами разрывал внутренности работы материала; становилась не просто понятной, но скорее видимой работа на изгиб, кручение…. Всё неопределимое становилось определимым. Эпюры и верёвочные многоугольники напряжений голыми руками позволяли почти осязать эти напряжения. Каждый хотел уметь делать так же. Его лекции-рассказы вызывали гордость за профессию, за наши знания того, что другим и не снилось. Он об этом не говорил, но он научил уважать себя, гордиться своими знаниями, собою.

Богданович Николай Константинович читал конструкции и вёл проектирование зданий. Он был во всём необычен. Пришёл с войны, армейский капитан в отставке, всегда в военной форме при погонах. Рост более двух метров, обладал низким сильным голосом как раз подходящим для озвучивания конструкций. Он излучал справедливость и порядочность, требовательность и смекалку, как нам думалось, военную. В результате общения с ним и мы в конструкциях становились смекалистыми. О конструкциях и узлах он рассказывал так, что запоминались не узлы конструктивные, а логика их построения. Если когда-нибудь изменится логика, говорил он, то и узел должен быть изменён. Никто и не пытался запоминать графические модели узлов, но логику построения – раз и на всю жизнь. Он раскрывал логику работы конструкций, узлов, направление сил и усилий, реакций и напряжений. А потом показывал на натурных примерах, к чему приводят маленькие недостатки или какие маленькие хитрости помогают конструкции работать умнее, - во время продуманных экскурсий по городу. Он жил для нас, это было видно. Ему с нами было интересно, а нам с ним – вдвойне.

Кузьмин Иван Николаевич преподавал рисунок, живопись, архитектуру. Он был небольшого роста, всегда с покрытой головой,- в тюбетейке - и летом и зимой, и, казалось, его никогда не покидала улыбка. Общительный и отзывчивый, хороший рисовальщик, - страстно любил это дело и при любом разговоре не мог не рисовать. И хотя разменял восьмой десяток, - никогда не был стариком, скорее – человек с задором юнца. Он участник конкурсов на проект грандиозного Дворца Советов в Москве. Лист белой бумаги под его акварельной кистью оживал, излучал, светился свежестью. А как вдохновенно он об этом свечении говорил, впрочем, и показывал, кистью. Он безмерно много знал и умел, рисовал мелом и на бумаге любые архитектурные стили и их детали. Увиденное и услышанное, нас приводило в трепет, - мы мыслями уходили вдаль веков, погружались в то время, об архитектуре которого он рассказывал. С придыханием, гортанным полушепотом он помогал каждому в воображении рисовать образ будущего здания, увидеть конечный результат учебной работы задолго до её завершения.

Об архитектуре и труде зодчего я тогда так много узнал, что профессию эту воспринимал невообразимо сложной, безмерно многотрудной и недосягаемой. Честно говорю, - для себя не примерял, - просто боялся. Но как теперь выяснилось, это время и явилось началом моего следующего урока, четвёртого, который растянулся на всю жизнь. Я должен поблагодарить Бога и тех, кто дал начало - урок этот продолжается, и по сей день.

Мой пожизненный урок всюду на земле сопровождался поиском новых направлений в архитектуре…, «вдали» от простоты, но «вблизи» от чрезмерных затрат, - смотри [25]. Как-будто мастера архитектуры 20-го века не видели нищенской жизни подавляющей части народа.

Разрабатывать простые, недорогие, но комфортные и целесообразные решения мой удел. Это положение высветила уже первая работа, выполненная в самом начале первого курса, - проект семейного дома. Видимо за простоту он был послан на международный конкурс студенческих работ в Париж, а через 2 года этот дом собственными руками я построил в городе Козельск, Калужской области. И я счастлив, прежде всего, тем, что выполнял скромное, но комфортное жильё для граждан России, служил народу с «пользой, прочностью и красотой», без вычурных дорогостоящих фантазий. Как это делали конструктивисты России, - пионеры современной архитектуры. Их конструктивизм не только в простоте и логичности конструкций, но главное – в конструктивно новом подходе к «удовлетворению архитектурой широких масс трудящихся, при экономической бедности» (М.Я.Гинзбург).

Настоящим трудом выражаю безмерную благодарность Уральской архитектурно-художественной академии, где я имел счастье получить высшее образование по кафедре Архитектура жилых и общественных зданий, где после окончания и по настоящее время имею честь и удовольствие трудиться на благо процветания искусства архитектуры и архитектурного образования. Здесь 12 лет работал деканом факультета и, одновременно, директором студии “Архитектурного, художественного и научного творчества студентов” (АРХИНТ), созданной по решению совместной коллегии «четырёх министерств» России в 1989 году.

Большую помощь в подготовке книги к изданию, в особенности иллюстраций, оказала дочь, аспирантка Татьяна Жердева. Кроме этого, материал пятой книги, особенно в части по малоэтажному жилищу взят из её диссертационного исследования. Так что, книга пятая подготовлена фактически в соавторстве с нею.

На первом этапе работы по подбору иллюстраций, определенное участие приняли студенты Уральской архитектурно-художественной академии, а на заключительном, недавний выпускник УралГАХА – Ситников Артём.

Надеюсь, книга будет способствовать дальнейшему развитию архитектуры, а тем, кто придёт на каменистую тропу зодчества – поможет быстрее достигать профессионального мастерства.

Жердев В.И. "Создать ансамбль архитектуры"

Оглавление

От автора

Введение

Книга 1. Морфология архитектуры.

Книга 2. Хрестоматия элементов архитектуры.

Книга 3. Регионализм архитектуры.

Книга 4. Архитектура – процесс и результат.

Книга 5. Архитектура жилища.

Книга 6. Архитектура общественных зданий.

Книга 7. Архитектура промышленных зданий.

Заключение

© 2015 Проектная мастерская архитектора В.И. Жердева. Все права защищены.
Яндекс.Метрика