Книга об архитектуре от архитектора-практика с 50-ти летним опытом
В.И.Жердев
СОЗДАТЬ АНСАМБЛЬ АРХИТЕКТУРЫ
Книга содержит более 1000 иллюстраций, диаграмм, схем, обширные сведения и точные знания. Она полезна профессионалам НИИ, проектных и государственных служб; ее познавательная ценность несомненна для студентов, аспирантов и педагогов архитектурно-строительных специальностей, архитекторов и проектировщиков смежных профессий, искусствоведов, градостроителей, а также поможет желающим построить свой дом с научной точки зрения, так как информация, изложенная в книге является результатом более 50-летней архитектурной практики.
О книге
В книге рассматриваются
- понятия, категории, средства и условия формирования ансамбля;
- проблема архитектурного образования и состояние практики архитектурного творчества;
- дается описание авторских работ и современных архитектурных проектов и построек.

Все ранее известное и неизвестное о зодчестве приведено в определенный порядок, разрозненные сведения об архитектуре и архитектурном творчестве уточнены и изложены в логическом, систематизированным виде.
Монография «Создать ансамбль архитектуры» включает 7 книг. В ее основе – читаемые более 40 лет лекции в УралГАХА, в вузах Сибири, Дальнего Востока и за рубежом.

Фактически – это актуальное пособие для студентов-архитекторов, и, своего рода, «мастер-класс» для молодых преподавателей и аспирантов.

Книга получила диплом Российкой академии естествознания как "Лучшее учебно-методическое издание".

Автор – почетный работник высшего образования РФ, заслуженный архитектор РФ, канд. архитектуры, профессор УралГАХА Жердев Василий Иванович.

Стоимость книги 1400руб. Возможен заказ экземпляра с памятной подписью и автографом автора. Фактический размер книги 210х268(h)х25мм; вес 1450гр.
СОДЕРЖАНИЕ
ОТ АВТОРА
Когда слышишь слово «Родина» - всегда вспоминаешь место, где родился, где вырос. Почему-то это место называют «малой Родиной». Нет, я не согласен, - это блаженная, самая красивая и неповторимая Родина-Мать. Единственная. Моею большой и любимой Родиной, где я провёл детство и юность, является деревня Трошна Калужской области. Всего-то 300 км южнее Москвы. Но это была глухомань. Радиотрансляционная сеть появилась здесь в 1958 году, чуть позднее – электричество. Так что о радио мы знали только из книг. Мы первыми в истории деревни получили среднее образование – я и два моих друга – Шутиков Вова и Вашев Толя. Дружим мы и сейчас. Мы, 43 человека, являемся первыми выпускниками (1956г.) Киреевской средней школы, что в 12-ти километрах от д. Трошны. Её, двухэтажную кирпичную, самую красивую, строили сами, - ученики, учителя и одержимые крестьяне. Это был мой третий урок по архитектуре. На территории школы мы посадили большой сад, который многие годы до сих пор «кормит бесплатными обедами» тех, кто пришёл учиться после нас.

Деревни нашей теперь нет. А когда-то было более сотни домов, два колхоза, два клуба в разных концах, - для конкуренции, обширные луга, поля, леса. В каждом доме было не менее двух детей-школьников. В большей же части – 3-4, было и по 6-7 детей, а Артёмкин Макар имел – 13. Половину деревни разорили фашисты, а вторую половину - загубила наша советская власть под руководством КПСС. Стало быть, теперь у нас нет Родины. Разорение, гибель российских деревень подаётся схоластически, без душевной боли, как нейзбежность. Нет, господа из власти и СМИ, - это есть постепенная утрата Родины в душах людей, это предопределяет растление. Без прищура глаз стал видимым махровый букет зла: дедовщина и бандитизм, лоббизм и коррупция, обман и жульничество, наркомания и проституция. Провозгласили строить бесклассовое общество. Но другие страны оказались ближе к этому, - расселением. Наша трагедия в том, что у властей законодательно нет никакой ответственности перед народом. Так сформулировала свою позицию легендарный председатель колхоза наша Тимонина Мария Васильевна, - со слезами на глазах. Ей сейчас за 90.

Мы, трое, продолжаем бывать на месте нашей деревни. А место это купила госпожа Батурина, жена мэра Москвы Лужкова Ю.М. И было бы замечательно, если бы купила с целью возрождения. Но нет, купила в качестве охотничьих угодий, для азартных развлечений. Известие это ввело нас в оцепенение, сначала мы долго молчали, а потом почувствовали боль и горечь…, за предков, за тех, кто жил и трудился веками на этой, в радужном сиянии земле.

В деревне была начальная школа – четырёхлетняя. Размещалась она в огромном деревянном красивом барском доме. Этот дом в войну сильно пострадал. Но после ухода немцев быстро был восстановлен земляками, освобождёнными от военных действий инвалидами войны. Им никто за это не платил. Да и никто не мог платить-то. Если бы не они, дом никогда не был бы восстановлен. Год, пока его восстанавливали, мы учились… в бане. Мне очень нравился барский дом. Для меня это был сказочный дворец. Нравились и некоторые деревенские избы. Все они были разные, и в тоже время чем-то похожие. Избу я умел рисовать ещё в дошкольном возрасте, по-детски, примитивно, но это мне нравилось. Всё это составляло мой первый урок по архитектуре. Хотя слово «архитектура» я тогда ещё не знал.

Отца я смутно помню. Я его видел в 1943 году, когда он, возвращаясь из госпиталя на фронт, навестил нас, перед Курской битвой. А вскоре он был убит и похоронен 16.11.1943г. в д. Безуево, у г. Речица, Гомельской области.

Около нашей избы в 1941 году взорвалась бомба. Дом сильно пострадал. Дыры замазали глиной с соломой….

Шёл 1952 год, я заканчивал седьмой класс. До семилетней школы в соседней деревне было 4 км. Ходили пешком, и никто и никогда не считал что это далеко. В доме проживание становилось невозможным, в вёдрах зимой замерзала вода. И я решился, - в апреле ушёл на заработки – пас скот в д. Рузино и Брёхово, Крюковского района, вблизи Москвы. Впервые побывал в Москве и в мавзолее Ленина. В октябре за сезон получил 1300 рублей. Купил себе верхнюю одежду и в нашей же деревне - кирпичный остов избы 7х8м в плане. Колхоз «на корню» дал лес. Втроём, брат в возрасте девяти лет и двоюродный брат одиннадцати лет, за летний сезон 1953 года построили: сени 4х7м, помещения для скота 5х6,5м с двухскатной крышей и чердачную крышу дома 7х12, пол и потолок (чердачное перекрытие) избы, 5 окон и 5 дверей. Для кровли вручную драли щепу, - триста тысяч штук. Делал я свой дом, подражая тем деталям, которые нравились в других постройках. Вот это и был мой второй очень трудный урок архитектуры. Но и здесь я по-прежнему не знал о том, что занимаюсь архитектурой.

После окончания средней школы, у меня не было проблемы, как жить дальше. В 1956 году я поступил в Калужский коммунально-строительный техникум на специальность «Промышленное и гражданское строительство». Закончил его в 1959 г. и был направлен работать в Свердловск. В техникуме встретились мне чудеснейшие люди, как и во всех школах, где я учился, - педагоги. Мне очень хочется обо всех рассказать. Но пока, для начала, о четырёх. Не такое это уж и плохое качество - ценить в людях доброе, вечное, - благородство и неповторимость.

Цалкин Александр Львович читал курс высшей математики. Математика воспринималась из его уст как песня завораживающая звуками гармонии. Его хотелось слушать ни сколько не хуже пения Зыкиной. Звонок об окончании занятий всегда воспринимался преждевременным, а уроки, казались слишком короткими. Не знаю как другим, но мне уже не требовалось что-либо читать для удержания знаний в памяти. Казалось, что математика – это поэзия цифр и логических формул, всякий раз имеющих свою ритмику. Математика – это всеобщее знание, она способна объяснить всё. И мы знали её. Без труда. Так казалось. А может, так и было.

Козырицкий Лев Иосифович читал сопромат и теормех. Читал строго, чётко, скупо, точно. Он формулами разрывал внутренности работы материала; становилась не просто понятной, но скорее видимой работа на изгиб, кручение…. Всё неопределимое становилось определимым. Эпюры и верёвочные многоугольники напряжений голыми руками позволяли почти осязать эти напряжения. Каждый хотел уметь делать так же. Его лекции-рассказы вызывали гордость за профессию, за наши знания того, что другим и не снилось. Он об этом не говорил, но он научил уважать себя, гордиться своими знаниями, собою.

Богданович Николай Константинович читал конструкции и вёл проектирование зданий. Он был во всём необычен. Пришёл с войны, армейский капитан в отставке, всегда в военной форме при погонах. Рост более двух метров, обладал низким сильным голосом как раз подходящим для озвучивания конструкций. Он излучал справедливость и порядочность, требовательность и смекалку, как нам думалось, военную. В результате общения с ним и мы в конструкциях становились смекалистыми. О конструкциях и узлах он рассказывал так, что запоминались не узлы конструктивные, а логика их построения. Если когда-нибудь изменится логика, говорил он, то и узел должен быть изменён. Никто и не пытался запоминать графические модели узлов, но логику построения – раз и на всю жизнь. Он раскрывал логику работы конструкций, узлов, направление сил и усилий, реакций и напряжений. А потом показывал на натурных примерах, к чему приводят маленькие недостатки или какие маленькие хитрости помогают конструкции работать умнее, - во время продуманных экскурсий по городу. Он жил для нас, это было видно. Ему с нами было интересно, а нам с ним – вдвойне.

Кузьмин Иван Николаевич преподавал рисунок, живопись, архитектуру. Он был небольшого роста, всегда с покрытой головой,- в тюбетейке - и летом и зимой, и, казалось, его никогда не покидала улыбка. Общительный и отзывчивый, хороший рисовальщик, - страстно любил это дело и при любом разговоре не мог не рисовать. И хотя разменял восьмой десяток, - никогда не был стариком, скорее – человек с задором юнца. Он участник конкурсов на проект грандиозного Дворца Советов в Москве. Лист белой бумаги под его акварельной кистью оживал, излучал, светился свежестью. А как вдохновенно он об этом свечении говорил, впрочем, и показывал, кистью. Он безмерно много знал и умел, рисовал мелом и на бумаге любые архитектурные стили и их детали. Увиденное и услышанное, нас приводило в трепет, - мы мыслями уходили вдаль веков, погружались в то время, об архитектуре которого он рассказывал. С придыханием, гортанным полушепотом он помогал каждому в воображении рисовать образ будущего здания, увидеть конечный результат учебной работы задолго до её завершения.

Об архитектуре и труде зодчего я тогда так много узнал, что профессию эту воспринимал невообразимо сложной, безмерно многотрудной и недосягаемой. Честно говорю, - для себя не примерял, - просто боялся. Но как теперь выяснилось, это время и явилось началом моего следующего урока, четвёртого, который растянулся на всю жизнь. Я должен поблагодарить Бога и тех, кто дал начало - урок этот продолжается, и по сей день.

Мой пожизненный урок всюду на земле сопровождался поиском новых направлений в архитектуре…, «вдали» от простоты, но «вблизи» от чрезмерных затрат, - смотри [25]. Как-будто мастера архитектуры 20-го века не видели нищенской жизни подавляющей части народа.

Разрабатывать простые, недорогие, но комфортные и целесообразные решения мой удел. Это положение высветила уже первая работа, выполненная в самом начале первого курса, - проект семейного дома. Видимо за простоту он был послан на международный конкурс студенческих работ в Париж, а через 2 года этот дом собственными руками я построил в городе Козельск, Калужской области. И я счастлив, прежде всего, тем, что выполнял скромное, но комфортное жильё для граждан России, служил народу с «пользой, прочностью и красотой», без вычурных дорогостоящих фантазий. Как это делали конструктивисты России, - пионеры современной архитектуры. Их конструктивизм не только в простоте и логичности конструкций, но главное – в конструктивно новом подходе к «удовлетворению архитектурой широких масс трудящихся, при экономической бедности» (М.Я.Гинзбург).

Настоящим трудом выражаю безмерную благодарность Уральской архитектурно-художественной академии, где я имел счастье получить высшее образование по кафедре Архитектура жилых и общественных зданий, где после окончания и по настоящее время имею честь и удовольствие трудиться на благо процветания искусства архитектуры и архитектурного образования. Здесь 12 лет работал деканом факультета и, одновременно, директором студии "Архитектурного, художественного и научного творчества студентов" (АРХИНТ), созданной по решению совместной коллегии «четырёх министерств» России в 1989 году. Большую помощь в подготовке книги к изданию, в особенности иллюстраций, оказала дочь, аспирантка Татьяна Жердева. Кроме этого, материал пятой книги, особенно в части по малоэтажному жилищу взят из её диссертационного исследования. Так что, книга пятая подготовлена фактически в соавторстве с нею.

На первом этапе работы по подбору иллюстраций, определенное участие приняли студенты Уральской архитектурно-художественной академии, а на заключительном, недавний выпускник УралГАХА – Ситников Артём.

Надеюсь, книга будет способствовать дальнейшему развитию архитектуры, а тем, кто придёт на каменистую тропу зодчества – поможет быстрее достигать профессионального мастерства.
Книга первая. МОРФОЛОГИЯ АРХИТЕКТУРЫ
Глава 1. Исходные положения
1.1. Понятие «Архитектура» и границы творчества архитектора
1.2. Предельные качества архитектуры
1.3. Технологии зданий, функциональные процессы
1.4. Принципы и общие элементы планировки (построение плана, архитектурный приём, коммуникации (коридоры, пандусы, лестницы, эскалаторы, лифты), вестибюли и санитарные узлы)
1.5. Градостроительная среда и объёмно-планировочная структура объекта
1.6. О тектонике и технологии строительства
1.7. Об инженерных системах жизнеобеспечения ( водоснабжение и канализация, отопление и вентиляция, солнечное отопление, газификация)
1.8 Экономика архитектуры и местный климат

Глава 2. Гармония в архитектуре. Условия формирования ансамбля
2.1. Основные понятия в архитектуре (объём, форма, пространство, композиция, образ, стиль (Древний Египет, Античная Греция, Древний Рим, Романский, Готика, Ренессанс, Барокко, Рококо, Классицизм, Ампир, Неоклассицизм, Романтический Классицизм, Модерн, Архитектура ХХ века)
2.2 Категории, регламентирующие ансамбль (идея, общий замысел, архитектурный масштаб, ритм и его инструментарий: модуль, пропорционирование - тождество, нюанс, контраст; симметрия, дисимметрия, асимметрия)
2.3 Средства усиления выразительности архитектуры главное и второстепенное в композиции, ядро и главные оси композиции, непрерывность восприятия,, художественный контраст, материал, цвет, светотень, элементы искусств в архитектуре: барельеф, объёмная скульптура, орнамент, картуш, живопись, мозаика, гризайль, сграффито)
2.4. Финишные условия ансамбля (оптические поправки, эвритмия: гармонизация частей и целого, ансамбль)

Книга вторая. ХРЕСТОМАТИЯ ЭЛЕМЕНТОВ АРХИТЕКТУРЫ
Глава 1. Элементы остова зданий
1.1 Стены
1.2 Окна и двери (наличник, контрналичник, сандрик, архивольт)
1.3 Подножия стен (фундамент, цоколь, стилобат, стереобат, подиум).
1.4 Завершения стен, венчающий элемент зданий (карниз, парапет, щипец и фронтон, тимпан и акротеры, аттик, мансарда, мезонин).
1.5 Покрытия зданий: плоские, чердачные и смешанные (конёк, ендова, кобылка, стропила висячие и наслонные, вальма, мауэрлат, лежень косой и вальмовый и др.).

Глава 2. Элементы пластики фасадов
2.1 Плоскостные элементы фасадов:
- вертикальные (раскреповка, пилястра, лопатка, пилон);
- горизонтальные (пояски и тяги (меандр, бегущая волна);
- равнозначимые (филёнка, ниша, руст, французский балкон).
2.2 Объёмные элементы фасадов зданий (ризолит, колонна, апсида, эркер, лоджия, веранда, балкон).
Книга третья. РЕГИОНАЛИЗМ АРХИТЕКТУРЫ
Глава 1. Основные признаки регионализма
1.1. Компактность, – как отражение местного климата
1.2. Планировочная структура и климатические ресурсы круга горизонта; особенности помещений
1.3. Фасады, как отражение ресурсов окружающей среды

Глава 2. Метод региональной архитектуры
2.1. О региональности формы зданий
2.2. Об «ориентированности» планировочной структуры
2.3. Классификация композиционных решений зданий
Книга четвертая. АРХИТЕКТУРА - ПРОЦЕСС И РЕЗУЛЬТАТ
Глава 1. Предпроектный процесс и структура проекта
1.1. Начальные компоненты деятельности
1.2. Состав проекта
1.3 Стоимость объекта

Глава 2. Градостроительная ситуация и генеральный план
2.1 Прагматико-технологические вопросы проектирования
2.2 Художественная составляющая архитектурно-градостроительного проектирования

Глава 3. О формообразовании и планировочной структуре
3.1. Формообразование
3.2. Планировочная структура

Глава 4. Здания в структуре поселений
4.1. Поселения, типы, планировочное построение
4.2. Место различных зданий в структуре поселений
4.3. К вопросу о красоте поселений

Глава 5. Профессиональное образование и пути подхода к проектированию
5.1. Об образовании
5.2. О путях подхода к архитектурному проектированию
Книга пятая. АРХИТЕКТУРА ЖИЛИЩА
Глава 1. Общие сведения и актуальность комфортного жилища
1.1.Понятие «жилище»; социальная и экономическая компонента
1.2. Актуальность комфортного жилища
1.3. Замечания по реализации принципа «комфортное жилище»
1.4. Понятие «комфортное жилище», метод оценки комфортности
1.5. О комфортной высоте помещений
1.6. Типы жилых зданий
1.7. Социально-экономические условия, быт и помещения

Глава 2. Малоэтажное жилище
2.1. Предварительные замечания
2.2. Усадебный дом г-на Дубовкина А.Е.
2.3. Коттедж г-жи Рогачёвой Л.А.
2.4. Коттедж г-на А.А.Павлова
2.5. Жилой дом г-на А.Ю.Гришина
2.6. Особняк г-жи Т.Семёновой
2.7. Особняк г-на М.И.Пичугова
2.8. Вилла г-на В.И.Сафьяна
2.9. Вили г-на А.В.Лукина
2.10. Собственная дача, 35 км восточнее Екатеринбурга
2.11. Блокированные коттеджи жилого комплекса «Исеть»
2.12. Посёлок ОПХ «Исток», г.Екатеринбург
2.13. Блокированные коттеджи для семей военнослужащих
2.14. Дачный дом г-на Волкова В.А.

Глава 3. Жилые дома средней этажности
3.1. Жилой дом по улице Рощинская в г.Екатеринбурге
3.2. Тёплый дом «Феникс», г.Нижний Тагил
3.3. Жилой дом «Клеопатра», г.Нижний Тагил

Глава 4. Многоэтажные жилые дома
4.1. Два односекционных жилых дома, ул. М.Сибиряка, г.Екатеринбург
4.2. Дом на ул.Крауля-Заводская, г.Екатеринбург
4.3. Дом на ул. Ясная, г.Екатеринбург

Глава 5. Высотные жилые дома
5.1. Жилой дом на ул. Большакова, г.Екатеринбург

Глава 6. Жилые дома, которые мы строим
6.1. Архитектура: экстерьер и планировка
6.2. Архитектура: гармония экстерьера
6.3. Архитектура: штрихи дисгармонии

Глава 7. Комфорт, как результат адресного проектирования
7.1. Дом преуспевающего россиянина 20-го века
7.2. Социальное жилище Швеции, 60-е годы 20-го века

Глава 8. Жилые дома, которые теперь надо бы строить
Книга шестая. АРХИТЕКТУРА ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ
Глава 1. Общие замечания

Глава 2. Здания массового строительства
2.1. Общая характеристика
2.2. Сельская общеобразовательная школа на 264 учащихся
2.3. Лицей для жилого комплекса «Исеть», г. Екатеринбург
2.4. Здание детского дошкольного учреждения на 480 мест для г. Североуральск
2.5. Детская спортивная школа олимпийского резерва «Виктория», г. Екатеринбург

Глава 3. Здания общеселитебного значения
3.1. Общая характеристика
3.2. Здание администрации Кировского района, г. Екатеринбург
3.3. Межрегиональный выставочный центр, г. Екатеринбург
3.4. Офисное здание завода «Пневмостроймашина», г. Екатеринбург
3.5. Об архитектуре Драматического театра, г. Екатеринбург
Книга седьмая. АРХИТЕКТУРА ПРОМЫШЛЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ
Глава 1. Общие сведения.

Глава 2. Размещение и планировка территорий
2.1 Основные требования к размещению
2.2 Принципы и приёмы планировки

Глава 3. Основные положения архитектурного проектирования предприятий
3.1.Исходные положения
3.2.Принципы архитектурного проектирования промзданий.

Глава 4. Калужский завод автомотоэлектрооборудования (КЗАМЭ)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В этой монографии я старался с доступной мне краткостью и возможной полнотой охватить все наиболее существенные аспекты сложной проблемы формирования архитектуры объекта в онтологическом и методологическом понимании. Совершенно ясно, проблематика далеко не исчерпана и что тема каждого раздела, то есть каждой книги, а их семь, может быть значительно расширена и углублена или даже добавлено число разделов. И всё же полагаю, что содержание монографии в известной степени отвечает поставленной цели исследования.

В семи книгах раскрыта сущность понятия «формирование архитектуры ансамбля», влияние на архитектуру ряда условий в логической системе знаний так, что читатель, дерзнувший постигнуть профессию зодчего, или ознакомиться с нею, имеет определённую ясность в достижении конечного результата творчества, - создание ансамбля. Упорядочена система знаний сложного явления «Архитектура». Показана незыблемость и необходимость правил и закономерностей в архитектуре стилей и авторских «почерках». Пришло время, когда зодчий должен их знать во всей сложности и противоречивости с такой же полнотой и точностью, с какой, скажем, инженер знает законы статики сооружений и методы расчёта конструкций.
ВЫВОДЫ
Изложенный в монографии материал позволяет сделать ряд принципиальных выводов.

1. Художественные качества архитектуры зависят от знания ремесла и умения использовать закономерности и правила теории архитектуры. Нужно понимать как необходимость, - наше время, уровень нашей культуры, науки, искусств заслуживают везде и всюду создания архитектурных ансамблей.

2. Зная предмет, результат труда зодчего, а им является формообразование и планировочная структура зданий, регионализм архитектуры соотносится с местными условиями – климат, природа, традиции. Черты интернационализма архитектуры могут прочитываться всюду и во всех решениях. Но регионализм, через форму и ориентированность планировочной структуры на основе учёта местного климата, обеспечивает своеобразие и экономичность решений.

3. Размеры, состав, планировка помещений соотносятся с социальными условиями и экономическими возможностями времени, эпохи. Что касается жилища, то оно непременно всегда должно быть комфортным. Степень комфортности любого жилища может быть определена методом разновеликих показателей, в сумме составляющих 100 (%). Этих показателей – 15.

4. Успех образования, качество подготовки специалистов определяется объёмом знаний ремесла и не только в рамках профессии, но и ремесла спектра «смежных» специальностей.

5. Рациональность решений зданий, комфортность среды жизнедеятельности, в особенности жилища, должны приниматься и обеспечиваться исходя из перспективы на будущее, а не из сиюминутных выгод. Комфортным является только малоэтажное жилище - коттедж и блокированный коттедж. Элитное жилище не рассматриваем. Оно комфортное и малочисленное. Квартиры многоэтажного дома комфортными не являются и не могут быть комфортными.

6. Архитектура любой стилевой направленности, любого «почерка» зодчего рассматривается и оценивается исходя из канонических условий: экономичность, простота для технологий возведения, комфортность и красота.

7. Организация современного строительства в масштабе страны характеризуется определённым состоянием. На это «состояние» оказывается мощное давление сверху, со стороны властей, - «строить дешевле». Особенно, когда инвестором выступает государство. Снизу, со стороны народа, частных инвесторов, условие «строить дешевле» является аксиомой. Все хотят больше построить при меньших затратах средств. Однако власти почему-то не торопятся менять организацию строительного дела. Опыт же свидетельствует, - неизбежно придём к «артельному» методу, к ИП по видам строительных работ.